• (495) 724-33-92 — Учебные программы
  • (903) 724-33-92 — Дизайн и создание садов
  • education@designer-sada.ru

В ДУХЕ ИМПРЕССИОНИЗМА (Рисуем крупными мазками)

Маргарита АЛЕКСЕЕВА,  журнал «Цветники» №9  2011

Воодушевляясь  природными мотивами, так  хочется порой запечатлеть на холсте гармоничное сочетание взаимосвязанных цветовых тонов и оттенков многоликих растений открытой опушки леса, пойменных лугов, колосящихся полей.  Довольно часто ландшафтного дизайнера сравнивают с художником.  И это справедливо, ведь только овладев многими законами живописи, можно создать пейзажную композицию, которая наделена, по определению К. Коровина,  «историей души».  «Пейзаж не имеет цены, если он только красив. Он должен быть звуком, отвечающим сердечным чувствам». Неслучайно мэтры английского садово-паркового искусства Уильям Кент и  Чарльз Бриджмен  черпали вдохновение в пейзажах Пуссена и особенно Лоррена, представлявших идеализированные картины природной гармонии, а Бет Шатто брала уроки композиции и дизайна у уэльского  художника Седрика Морриса.  «Ты видишь тени и структуру, солнце на крышах, шпиль церкви. Я смотрела на картину часами, думая о светотени, текстуре, сосредоточении объектов». По аналогии с сюжетом средиземноморского полотна своего учителя в саду Шатто есть башня с часами, которую заменяет кипарис, тени, акценты и текстуры, восходящие и ниспадающие линии и диагонали, которые приковывают взгляд. Грамотно выстроенная композиция сада позволяет ему даже зимой, подобно черно-белому рисунку, не терять форму и привлекательность.

Одним из основных принципов художественного построения картины является создание воздушной перспективы, основанной на зрительном восприятии удаленных предметов, смягчении очертаний, ослаблении изображения деталей и уменьшении яркости цвета. Первые попытки передать воздушную перспективу можно встретить в средневековых китайских пейзажах. Особенно широко использовался этот прием в пленэрной живописи импрессионистов, которые последовательно и тщательно занимались изучением окружающей среды, рефлексов, цветовых изменений, переходов, нюансов, теней, происходящих в природе в естественных условиях, под действием солнечного света, воздуха и атмосферных явлений. Новое поколение художников хотело перенести на свои полотна природу в ее истинном проявлении.   Они прекрасно понимали, что все окружающие предметы и явления имеют богатую палитру красок и оттенков. Так привычный белоснежный покров искрится и переливается всеми цветами радуги, а зеленая тональность растений чрезвычайно многолика, и только человеческий глаз, сливая их воедино, создает целостное цветовое полотно. Поэтому импрессионисты никогда не смешивали краски на мольберте,  а накладывали на полотно кистью в виде множества цветных точек, плавно переходящих  друг в друга самостоятельных мазков. Чтобы составить целостное представление о картине, необходимо было ее рассматривать не вблизи, а с небольшого расстояния.  Такой прием позволяет создать  ощущение динамики.

Подобно сюжетам, сошедшим с пейзажных полотен художников, создает свои знаменитые сады Гертруда Джекилл. Согласно принципам построения сложных миксбордеров идеальным фоном служат декоративные кустарники. По краям цветника высаживаются растения градации холодной гаммы, то есть постепенное изменение цвета, светотени, следование нюансов от голубого, синего, фиолетового к серо-голубому и  сизому. По мере приближения к центру композиции цветовая палитра приобретает теплые  оттенки, переходя от желтого к оранжевому и, как акцентное пятно,  в центре может использоваться  красный цвет.  Посадки растений располагаются под углом к наблюдателю в виде вытянутых полос или штрихов, однако сохраняется четкая иерархия по высотам: на переднем плане — низкорослые виды, в середине — среднерослые, а задний план образуют высокие. В итоге перед зрителем раскрываются красочные пятна вполне в духе картин импрессионистов: яркий акцент в центре и полосы не столь насыщенных тонов, «ведущие» взгляд к середине композиции.

Неотъемлемой частью структуры сада Гертруды Джекилл являлись главные бордюры, состоящие из посадок многолетников, будто нанесенных выразительными мазками кисти  в манере художника-импрессиониста. Для создания особого мерцающего эффекта здесь мастерски применялось сочетание дополнительных цветов: красного и голубовато-зеленого, оранжевого  и голубого, желтого и синего, зеленовато-желтого и фиолетового или зеленого и пурпурного, что усиливало   звучание каждого. Экспериментировала она и с монохромными садами, хотя строго не ограничивала себя избранной колористической гаммой и не боялась добавлять штрихи тех или иных цветов, если считала необходимым подчеркнуть ими основной, или локальный цвет бордюра. Тщательно разработанная система оттенков способствовала созданию богатого живописного колорита и сильного эмоционального впечатления. Данную идею  однотонного цветника подхватили другие ландшафтные дизайнеры, и появились целые сады, решенные в одной колористике, которые, в свою очередь, олицетворяли особое символическое направление.

По определению Пита Удольфа, сад, как зеркало, в котором отражается любое изменение в природе: отсвет цвета и света на поверхности предмета, блики восходящего или заходящего солнца, густая пелена туманной дымки, мириады капель холодной росы, покрывающие листья, обындевевшие веточки деревьев и кустарников.  Удольф отдает предпочтение многолетникам и злакам, которые, по его мнению,  привносят неповторимый колорит саду. Они меняются постоянно и  красивы в любом состоянии, даже когда приходит время умирать. Порой причудливые контуры растений или их отдельных деталей обладают большой художественной выразительностью и  придают  композиции экспрессию и динамизм. Сложная взаимосвязь рефлексов помогает более полно передать объем, показать богатство цветов и оттенков изображаемой натуры.

На особенности изменчивости природы акцентировали внимание живописцы пленэра, в частности, Клод Моне. Неожиданный ракурс, нарочитая композиционная небрежность на полотнах импрессионистов создают иллюзию случайно подсмотренной сценки и подчеркивают непосредственность сиюминутного впечатления.

Блочная система построения живописных панно Пита Удольфа, кажется, тоже заимствована у последователей художественного направления «пуантилизм», которые создавали красочные пейзажные полотна мазками в виде точек, мелких квадратов или прямоугольников. Как в свое время смелые, рискованные ракурсы Э. Дега и Г. Кальботта разрушили традиционные правила живописной композиции, так ритмичные масштабные миксбордеры Удольфа изменили взгляд на классические цветники.  Он и еще несколько европейских дизайнеров открыли новое течение в ландшафтном искусстве, которое  назвали «Новая Волна». Важнейший принцип, пропагандируемый единомышленниками, это  не переборщить с дизайном, не использовать в посадках большое разнообразие видов, отводя ведущую роль выносливым растениям, декоративным на протяжении всего года.  В отличие от Гертруды Джекилл, Пит Удольф предпочтение отдает структуре, форме и текстуре растений. Мастер учит: «Не делайте сад голубым и пурпурным. Сочетайте формы, а уже потом думайте,  какой цвет будет уместен в этой картине». По утверждению дизайнера, не стоит копировать природу, а необходимо «привнести ощущение природы». В садах, выполненных в неформальном стиле,  нет и не может быть никакой симметрии, только изогнутые линии, позволяющие скрыть перспективу и за каждым поворотом увидеть что-то новое. Не стоит создавать слишком нарочитые,  сложные миксбордеры, а в группе многолетников обязательно должны присутствовать  растения с простыми крупными зелеными листьями, такими как бадан, хоста, которые позволяют глазу отдохнуть, чтобы иметь возможность оценить следующую композицию.

Ученик русского художника-импрессиониста Саврасова вспоминает: «Он сильно чувствовал красоту в природе и умел пробудить к ней восторг… Он учил чувствовать не форму, а какую-то особую скрытую жизнь природы».

Баланс цвета и света, мастерство линии, чеканность формы и пропорциональность размеров – вот залог гармоничного сада.

Добавить комментарий